"Пульс Планеты"

47 484 подписчика

Свежие комментарии

  • Наталья Кутах
    Не все как хотелось, но за ОТЕЧЕСТВО нужно стоять насмерть!!!Ответом на очеред...
  • Александр
    Проверять Россию на вшивость заведомо дурная идея. Многие века Россия показала чем это может кончиться - неужели сове...«Зубы будут выбит...
  • николай ткаченко
    не, не могли и много чего не могли.«Зубы будут выбит...

Безумие в законе. Почему политики в СГА завираются. Колонка Анатолия Вассермана

Безумие в законе. Почему политики в СГА завираются. Колонка Анатолия Вассермана
Безумие в законе. Почему политики в СГА завираются. Колонка Анатолия Вассермана
Федеральное агентство новостей

Публикуется в авторской орфографии.

Англосаксонское право, в отличие от континентального, прецедентное. Любое решение суда рассматривается как образец для решений по всем последующим подобным делам и таким образом обретает силу закона. Соответственно законодатели тратят меньше сил на заблаговременное исследование всех возможных, но ещё не состоявшихся, нарушений обычного порядка, а львиная доля работы юристов заключается в подыскании подходящих предшествующих случаев и/или в обосновании неприемлемости для данного случая прецедентов, подобранных противостоящей стороной.

Как выглядит континентальное право в сравнении с прецедентным? Например, в Российской Федерации даже решение Верховного суда — лишь необязательный ориентир для всех нижестоящих. Более того, и сам Верховный суд не обязан принимать по новому делу то же решение, что сам же принимал по предыдущим подобным делам.

Так называемые «странные законы» англосаксонских стран — как раз решения по конкретным делам, непонятные вне контекста самих дел. Скажем, в некоем городе (не помню, в каком именно, но сам пример публиковали много раз) запрещено укладывать в одну постель более шести человек — значит, там однажды кровать в переполненной гостинице сломалась под грузом толпы постояльцев, и они потребовали, чтобы владелец гостиницы возместил им расходы на лечение их ушибов, а суд счёл требование разумным.

Или, скажем, в другом городе запрещено стрелять по верблюдам (при том, что их там отродясь не разводили) — значит, некий лихой ковбой то ли испугался экзотического зверя в процессии заехавшего бродячего цирка, либо решил затрофеить уникальную добычу, приведенную в единственном экземпляре, а потому недоступную его таким же отмороженным соседям.

Безумие в законе. Почему политики в СГА завираются. Колонка Анатолия Вассермана
Безумие в законе. Почему политики в СГА завираются. Колонка Анатолия Вассермана
Федеральное агентство новостей

Один из «странных законов» Соединённых Государств Америки (напоминаем, так автор называет Соединенные Штаты Америки, сокращенно — СГА. — прим. ФАН) объявляет неподсудным любое высказывание в рамках предвыборной кампании. Скорее всего завравшийся политик доказал, что его оппонент врал не меньше, и судья решил не вмешиваться в публичную разборку лжецов. Но прецедент создан.

Есть в политике шутка: новая предвыборная кампания начинается сразу после закрытия избирательных участков (а порою — сразу после их открытия). По большей части — преувеличение: нужно по меньшей мере время для накопления результатов деятельности избранных и разработки поправок в программы неизбранных. Но в СГА — почти не шутка. Просто потому, что там наивысшая в мире частота выборов: в первый вторник после первого понедельника ноября (в эпоху становления СГА фермеры по воскресеньям ходили в церковь, в начале тамошней — более поздней, чем у нас, благодаря сравнительно южному расположению: северная граница СГА проходит на широте Киева — осенью в понедельник привозили урожай в города, а во вторник, расторговавшись, могли и проголосовать) каждого второго года.

Каждые два года переизбирается нижняя палата федерального собрания — конгресса — и треть верхней: срок полномочий каждого сенатора — шесть лет, но в первом созыве сената кинули жребий, кому сидеть там полный срок, кому четыре года, а кому всего два, да и при досрочных выборах вследствие ухода одного из сенаторов его преемник может поучаствовать в подобной жеребьёвке. В том же порядке переизбираются законодательные собрания субъектов федерации — Соединённых Государств (их нынче 50, и они постоянно подчёркивают, что представляют собою именно самостоятельные государства, передавшие на федеральный уровень лишь ограниченный перечень полномочий, чётко зафиксированных в конституции Союза, а всё прочее оставили за собою; оценить степень их самостоятельности можно хотя бы по тому, что порядок проведения голосования даже при выборах в федеральные органы каждое из них устанавливает само, а в Луизиане, выкупленной у Франции, даже прецедентное право не вполне действует). Законодательные собрания отдельных городов (в том числе федеральной столицы, названной в честь первого президента Джорджа Августиновича Вашингтона и не входящей в состав ни одного из субъектов федерации, а образующей отдельный федеральный округ Колумбия) однопалатные и переизбираются каждые два года.

Безумие в законе. Почему политики в СГА завираются. Колонка Анатолия Вассермана
Безумие в законе. Почему политики в СГА завираются. Колонка Анатолия Вассермана
Федеральное агентство новостей

Главы исполнительной власти — мэры, губернаторы, президент — переизбираются реже — всего на каждых вторых выборах, то есть раз в четыре года. Но каждый из них опирается на одну из двух основных партий и поэтому по мере сил и возможностей старается поддержать её на парламентских выборах, то есть также участвует в двухлетнем избирательном цикле.

Кстати, предложенная 1947.03.24 и вступившая в силу 1951.02.27 поправка 22 к конституции СГА, ограничившая срок полномочий президента двумя сроками, заодно указала: если президент выбывает с должности в первой половине своего срока, то заменившему его вице-президенту данный срок засчитывается как полный, то есть даже если он в дальнейшем победит на собственных выборах, то не сможет выдвигаться ещё раз. Поэтому скорее всего у ныне действующего президента болезнь Альцхаймера (так автор называет болезнь Альцгеймера — Прим. ФАН) официально диагностируют не ранее 2023.01.21 — следующего дня после двухлетия.

Итак, практически любой политик в СГА вынужден думать не более чем на два года вперёд, ибо его на каждом шагу подстерегают следующие выборы. Долгосрочные планы если прорабатываются, то уж не самими политиками, даже не теми, кто назначается непосредственно политиками (а в СГА все государственные служащие, вплоть до рядовых почтальонов, считаются политическими назначенцами). Разве что исследовательские центры, финансируемые не столько политиками, сколько крупными коммерческими структурами, дают советы, как действовать, чтобы не разбиться в ближайшее время.

Безумие в законе. Почему политики в СГА завираются. Колонка Анатолия Вассермана
Безумие в законе. Почему политики в СГА завираются. Колонка Анатолия Вассермана
Федеральное агентство новостей

Вдобавок страна почти полностью замкнута на своих внутренних делах. Почти до Второй Мировой войны СГА рассматривали другие страны Нового Света как свой задний двор, а в дела Старого Света старались не вмешиваться. После войны, запустив противостояние с Россией (в тот момент именовавшейся Союзом Советских Социалистических Республик), СГА под таким предлогом согнули большинство стран, втянутых в противостояние на стороне СГА, почти до латиноамериканского уровня пресмыкательства. И по сей день почти весь народ СГА считает весь остальной мир обязанным подчиняться любым желаниям СГА. Следовательно, смысла во внешней политике как самостоятельной сущности там не видят: что внутри решат, то снаружи и будет.

Итак, внешних тормозов не видно. Внутренних тоже нет, ибо «странный закон» позволяет нести любую пургу, если надеешься, что на предстоящих выборах она тебе поможет. Спрашивается: кто и что в таких условиях может принудить политика говорить — а тем паче действовать — честно и разумно?

Автор: Анатолий Вассерман специально для ФАН

Картина дня

наверх